Кто снял новую экранизацию «Оно» Стивена Кинга — интервью

2 смотр.

Кто снял новую экранизацию «Оно» Стивена Кинга   интервью

Спустя 27 лет после культового мини-сериала «Оно» Стивена Кинга добралось и до киноэкранов — чтобы уже начать бить рекорды в прокате по всему миру, а заодно возмущать особо чувствительных представителей клоунской профессии.

Денис Рузаев поговорил с режиссером новой адаптации романа Андресом Мускетти о любви к кино 1980-х и планах на вторую часть картины.

Корреспондент: Предыдущая экранизация «Оно» была, конечно, сделана для телевидения, но все равно считается одной из лучших адаптаций Кинга. Как на вашу работу влияло это наследие?

Андрес Мускетти: Ой, я, конечно, представлял, во что ввязываюсь, когда соглашался на этот проект — но соблазн все равно был слишком велик, чтобы отказываться. Как и многие, я рос на книгах Кинга, они сформировали мое отношение к тому, как можно рассказывать истории, каким богатым может быть воображение рассказчика, как сверхъестественное и паранормальное могут произрастать на почве банального, обыденного, повседневного. Поэтому «Оно» — наверное, самое важное, что я сделал в своей карьере. А главной задачей в работе над ним — и самым большим вызовом — было сохранить дух романа Кинга, при этом найдя для него современный кинематографический язык.

Кто снял новую экранизацию «Оно» Стивена Кинга   интервью
Кадры из фильма «Оно»

То есть от опыта предыдущей экранизации романа вы не отталкивались?

По большому счету, нет. Я опирался прежде всего на роман. Не поймите меня неправильно — я очень уважаю то, чего добились мои предшественники, особенно с образом Пенниуайза. Но на меня их опыт не давил — хотя бы потому, что у меня в распоряжении было куда больше инструментов: все-таки тот сериал в плане бюджета и производственных возможностей был довольно ограничен. Я же мог позволить себе куда более продвинутые визуальные эффекты, больший масштаб постановки и многое другое. Да и пределы дозволенного в жанре хоррора заметно раздвинулись за прошедшие 27 лет — наш фильм по сравнению с версией 1990 года получился, например, куда кровавее и жестче. А еще в том мини-сериале заметно, как требования телеэфира влияли на авторов — они существенно смягчили историю относительно первоисточника. У нашей версии в Америке прокатный рейтинг R — и мы могли себе позволить не только условную расчлененку, но и довольно мрачные мотивы вроде родительского насилия над детьми, например.

ЧИТАТЬ:  Самые сексуальные сцены кино

В вашем фильме бросается в глаза влияние кино 1980-х — как минимум слэшеров вроде «Кошмара на улице вязов» и подростковых комедий и мелодрам вплоть до Джона Хьюза.

Правда? Не сказал бы, что мы так уж старались включить туда побольше отсылок — скорее, дух того времени и кино 1980-х в нашем фильме проявился сам, вполне органично. Наверное, потому что мы перенесли действие из 1950-х, как у Кинга, в 1988-й и 1989-й. Кинг рос в 1950-х и прекрасно понимал ту эпоху во всей ее полноте — от надежд до страхов и массовых предрассудков. Но нам показалось правильнее перенести действие в ту эру, когда росли уже мы сами — да и 1980-е ближе к нашему времени, а значит, и куда страшнее, нет той романтической дистанции, которая отделяет современного зрителя от 1950-х.

Кто снял новую экранизацию «Оно» Стивена Кинга   интервью

Что для вас самого значат 1980-е?

Я рос в это десятилетие! По большому счету, именно тогда сформировались мой характер и вкусы — так что, конечно, для меня это очень важное время. Если не сказать, что самое важное. Многие фильмы восьмидесятых среди моих любимых до сих пор. Кроме того, у меня от 1980-х осталась память как о времени, с одной стороны, хранящем печать определенной невинности, а с другой, полном очень тревожных, вселяющих ужас процессов, которые разворачивались где-то внутри общества — в Испании, по крайней мере, абсолютно точно дела обстояли именно так. Идеальная то есть историческая территория для того, чтобы там объвилось «Оно».

Вообще, какой ваш любимый фильм того времени — в любом жанре?

Я сейчас немного сжульничаю — потому что этот фильм, «Близкие контакты третьего рода», вышел еще в 1970-х. С другой стороны, жульничество ли это? Я обожаю Стивена Спилберга, и мне кажется, он опередил свое время — по сути, «Близкие контакты» предвосхищают все популярное кино 1980-х, показывают, каким оно станет, как будет сочетать самые невероятные идеи с абсолютно узнаваемым и понятным миром обычных людей. И конечно, я люблю многие следующие фильмы Спилберга: «Инопланетянин», «Индиана Джонс», «Империя солнца» — все это подлинные шедевры. Ну и многое другое: фильмы Джо Данте, «Полтергейст», самые разные фильмы ужасов, комедии Джона Хьюза. На меня очень повлиял — и, подозреваю, «Оно» дает это понять — «Останься со мной». Думаю, динамика отношений в тесной компании мальчишек школьного возраста в этом фильме вдохновляла мою работу с ребятами в «Оно» сильнее всего.

ЧИТАТЬ:  Экранизации книг: лучше увидеть, чем прочитать!

Cамой страшной сценой мне показался эпизод, где под Anthrax в саундтреке ваши герои закидывают камнями хулиганов на другом берегу ручья — и получают такую же атаку в ответ.

Кто снял новую экранизацию «Оно» Стивена Кинга   интервью

Вас не испугал наш Пенниуайз?

Нет, что вы, несколько раз он чуть не довел меня до инфаркта. Но в сцене у ручья даже он вам не нужен, чтобы добиться еще более нутряной тревоги.

Возможно, дело в том, что это такой универсальный и такой важный для фильма композиционно эпизод? Это сцена, в которой герои наконец становятся командой, сближаются, учатся стоять друг за друга. И она ведь довольно смешная? Но я понимаю, почему она может казаться и страшной — это пример насилия, которое мгновенно узнаваемо, которое более-менее переживает в своей жизни каждый. Ну и потом смешное и страшное всегда идут рука об руку. Тот же Пенниуайз — фигура насколько ужасающая, настолько же и смехотворная. Я счастлив, что мы нашли Билла Скарсгарда на эту роль — ему всего 27, он в реальной жизни выглядит еще очень юным и вполне привлекательным парнем. Но стоило нам его загримировать, а ему так ехидно улыбнуться, как он делает это в фильме, и честно говоря, я сам чуть не подпрыгнул от страха.

Каковы ваши планы на вторую часть — по крайней мере, в том, что касается ее стиля? Будете ли вы радикально менять его, учитывая, что действие развернется уже в 2010-х?

Нет, такого плана у меня не было. Хотя бы потому, что для меня все это один большой фильм — а не первая и вторая часть, не оригинал и сиквел. Важно, наоборот, сохранить единство стиля. И не уронить качество — как заложенных в историю эмоций, так и ужасов. Учитывая, какой клоун есть в нашем распоряжении, думаю, мы еще вас прилично попугаем.

ЧИТАТЬ:  Какая была личная жизнь у Георгия Милляра

Беседовал Денис Рузаев / «Лента.ру»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие интересные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × 1 =